книги

«Не говори — молчи» | Вопросы для дискуссии Книжного Клуба по книге Алексея Поляринова «Риф».

Роман Алексея Поляринова «Риф» появился в конце прошлого года, плавно, но размашисто набирает обороты и на слуху уже даже за пределами литературной тусовки. Этот материал поможет в подготовке к Книжному Клубу и даст необходимую информацию для обсуждения романа.

Ко встрече по новому роману Алексея Поляринова «Риф» готовиться пришлось особенно усердно: роман появился в конце прошлого года, плавно, но размашисто набирает обороты и на слуху уже даже за пределами литературной тусовки. 

Подбирать вопросы, чтобы получилась динамичная дискуссия, притом не пропустить все отсылки и пасхальные яйца, мастерски разбросанные автором и в своих интервью, и обзорах на книги, и во втором (после нулевого «Пейзаж с падением Икара» и первого «Цент Тяжести» романов), как писать диссертацию. Я так переживала, что приснился Быков, проснулась с мелким тремором: «не завалила ли разговор?». Надеюсь, этот материал поможет в подготовке к Книжному Клубу и даст необходимую информацию для обсуждения романа.

«Молчи обо всём.» — Алексей Поляринов о романе «Риф».
Goodreads 4.16
Роман «Риф» — это 283 страницы напряжённой драмы, мистического детектива, исторического триллера и социального романа под одной обложкой. Дочитываешь на одном дыхании, и начинаешь заново, чтобы собрать верхний и все остальные, социально значимые, слои истории. В нём сначала параллельно, а потом закольцовываются три истории: провинциального города и жизни в нём, американского кампуса и студенчества, и отношения дочери-матери. Последнюю пришлось спасать из секты. Это, что считывается на поверхности.

«Об объектах, которые не имеют никакой ценности, кроме символической, ритуальной. Об объектах, которые обрели ценность исключительно благодаря связанным с ними историям, стали чем-то большим. <…> Ищи объекты, чья символическая добавочная стоимость давно превысила стоимость фактическую. Найди их и попытайся понять, почему это произошло». — Цитата из романа «Риф».

Ныряешь глубже и получаешь книгу, где проблемы человека сплетаются с проблемами человечества: тот, кто отказывается работать с внутренними вопросами, не хочет о них думать и попадает в руки тех, кто подумает за него. Предпочитает закрывать глаза и забывать пусть о болезненном, но важном, иногда коллективном, опыте, о проработке травм в искусстве, установках, переданных из поколения в поколение, о слабости духа или попытке найти помощь в сектах.

Но в первую очередь это книга о памяти: какой она бывает неудобной и как гораздо проще сделать вид, что ничего не было, замалчивать неудобные, часто опасные воспоминания, превращая исторический опыт в шёпот, пыль, обрекая следующие поколения на повторение ошибок и погружение в искажённую правду ещё глубже, вместо того, чтобы принять, проанализировать и попробовать иначе.

«Когда два персонажа Поляринова встречаются, они не обсуждают погоду и не узнают, как дела у общих друзей, — их беседа скорее напоминает прямое включение телеканала Discovery.» — Горький. 

Чтобы написать такую многослойную работу, нужно помнить, что Поляринов:
1) переводит больших американских писателей, Алексей со-переводчик «Бесконечной шутки» Дэвида Уоллеса;
2) пишет для многих изданий и ведёт литературный блог «Поляринов пишет»;
3) изучил книги по психологии, истории создания и построения сект, памяти и выбранного забвения. Среди них «Хлыст: секты, литература и революция», «Сектантство: возникновение и миграция», книги-интервью Харуки Мураками «Край обетованный», «Подземка» и «Helter Skelter: Правда о Чарли Мэнсоне» Винсента Буглиози и другие.

«Если читатель будет воспринимать «Риф» как книгу про секту, он не ошибётся. При том что на более широком уровне это роман о памяти, и о том, кто для тебя на самом деле близкий человек.» — Алексей Поляринов.

Вопросы для дискуссии Книжного Клуба по книге Алексея Поляринова «Риф».
1. «Изначальный фундамент был такой: это история о том, как важно говорить.» — А. Поляринов для Protchenie, а о чём, кроме важности разговора, роман оказался для вас?

2. Большая метафора романа, как одно поколение сменяет другое, как дети раскаиваются за грехи отцов. Кире досталось за непроработанное советское прошлое, Тане — травмы современного поколения, чтобы проработать их и справиться, то где в этой цепочке Ли? Если одна из тем романа — мифологическое мышление, даёт ли основания предполагать, что все три героини — намеренное расщепление одного и того же персонажа или согласитесь с мнением Горького, что «три героини «Рифа» медленно тают пред внутренним взором читателя, который остаётся один на один с правильной, величественной структурой кристаллического романа»?

«Тёмные пятна неминуемо есть, недоговорённости есть, это сделано намеренно. В некотором смысле это роман идей, и мне хотелось забросить мысль в голову читателю, но не размывать рассказами о героях, с которыми, возможно, читателю было бы интересно провести больше времени.» — Алексей Поялринов для Прочтение

3. О влиянии и природе сект поговорили так много, что утомили Алексея. Сам Поляринов саркастически улыбается, когда говорит, что рад, если его роман считают романом о сектах. В «Рифе» секта — это, скорее, метафора, во что превращается люди, народ, куда уходит идентичность, если зомбируют пропагандой. Но вопрос, удалось ли Поляринову показать взгляд изнутри-снаружи, и объяснить, почему люди так верят шарлатанам, что заставляет, кроме трудной жизненной ситуации, податься в секту и подвергнуться внешнему давлению?

Как журналистка Елена Костюченко попала в секту и чуть не умерла.

4. Post hoc ergo propter hoc, лат.: ‘после этого, следовательно вследствие этого‘. Роман начинается с вымышленного города, с тёмным непроработанным прошлым, где о горе не поют, плохие воспоминания — запрещены, вместо правды кормят мифами, а за попытку не скрывать память поколений, жестоко наказывают. Зачем Поляринов завуалировано вплетает в сюжет реальные события: показать последствия «так исторически сложилось», ярче раскрыть феномен памяти, или задать читателю вопрос: безопасно ли забывать плохие воспоминания?

5. Роман буквально пронизан историческими и мифическими отсылками, метафорами и аллюзиями. Например: Холод, рога и рептилии, шаманы, ритуалы и мифы, ямы и оружие. Какой подтекст удалось считать, а что осталось непонятным?

6. «Я прочёл, что с голландского «риф» переводится как «ребро», и это всё решило, я понял, что назову так роман, в котором главной героиней будет женщина». А.Поляринов для Эксмо, а как вам показалось, какой посыл в названии романа? 

Слайд, взятый за основу обложки. Как создавалась обложка «Рифа». 

7. И последнее, кто он главный герой и рассказчик книги, сам Поляринов?

Интеллектуальное наслаждение слушать Поляринова в Книжном Челе.

Что почитать после «Риф»?
Книжное похмелье — то, что свалит после прочтения «Рифа», и чтобы уберечь вас от страданий, почитайте ещё
«Центр Тяжести» — чтобы убедиться, что первый роман Поляринова ничуть не хуже;
«Почти два килограмма слов» — чтобы подискутировать с Алексеем о литературе.

В заключение: за шесть лет существования Клуба, это, наверное, первая книга, которая понравилась всем. Одни звёздочки на GoodReads Клуба и, надеюсь, глубокий разговор, со всеми отсылками и найденными литературными сокровищами. Если вы ещё не читали «Риф» — горячо рекомендую и зову к нам в Книжный Клуб обсуждать значимые книги.

Как всегда, с шелестом страниц,
Анна, которая пишет.

❤ В подготовке вопросов для обсуждения, благодарю за помощь Аллу.

0 comments on “«Не говори — молчи» | Вопросы для дискуссии Книжного Клуба по книге Алексея Поляринова «Риф».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

<span>%d</span> такие блоггеры, как: